«Не навреди» — история нейрохирурга

Сегодня дочитала автобиографию Генри Марша, британского нейрохирурга, которому повезло родиться не только с талантом врача, но и с талантом писателя, потому что книга написано легко, интересно, и, несмотря на мрачную тему, читается на одном дыхании.

В этой книге меня поразило много моментов, которые я наверное бы никогда не узнала, не прочитав эту книгу. Делюсь.

Во-первых, вы наверняка знаете, сколько сейчас нужно учиться на врача (для тех, кто не в курсе — 6 лет в университете, потом год интернатура, потом 3 года ординатура, а потом еще долго практика под руководством старших врачей). Генри Марш родился в то время, когда это было чуть проще. Он не знал, кем хочет стать, поэтому пошел изучать философию в Оксфорд, но после третьего курса, когда его бросила девушка, в расстроенных чувствах уехал на Аляску, где устроился санитаром выполнять простейшие действия. Там он увидел работу хирургов и решил стать врачом. Вернувшись, поступил в Лондонскую Королевскую школу, проучился там 1 год на подготовительных курсах, потом 4 года в самой школе — а потом пошел на практику в больницу. Успел разочароваться в своей специальности, когда впервые увидел операцию на мозге нейрохирургом и внезапно решил изучать нейрохирургию. Насколько я поняла из его описаний, никаких специальных курсов или подготовки он для этого не проходил — только практика под руководством опытных врачей. Вот такой извилистый путь может привести в конце концов к своей специальности.

Кстати, о практике. Вы никогда не задумывались, как становятся опытными врачами? Вот я — программист, и знаю, что если поручить новичку даже простейшую задачу, он наделает в ней много ошибок, и за ним, вполне вероятно, придется переделывать. А как же врач? Все его ошибки — на живых людях. Да, некоторые из них можно исправить, но далеко не все, и в нейрохирургии особенно, потому что там важна каждая мелочь. У Генри Марша всегда было много учеников, и он порой поручал им простейшие операции, потому что им нужно было как-то оттачивать свои навыки. Но к сожалению, случались и трагические моменты. Например, он рассказывает о случае, когда несложная операция привела к инвалидности. Начинающий врач уже много раз и наблюдал, и делал подобные вещи, но в тот раз просто занервничал и ошибся. Вот так вы можете идти к какому-то очень крутому врачу на операцию, а попасть к его ассистенту.

Еще я не знала, что оказывается, операции на мозге могут делаться под местной анестезией. У тебя ковыряются в мозге, а ты сидишь и разговариваешь с врачами. Дело в том, как объясняет автор книги, что мозг не чувствует боли. Чтобы почувствовать боль в мозге, нужен еще один мозг 🙂 Поэтому достаточно обезболить кожу и верхнюю часть головы. И такие операции нужны, чтобы, например, спрашивать время от времени у человека, чувствует ли он левую или правую части тела, так можно проверить, не задел ли хирург чего-то важного.

Вообще, операции на мозге — это очень тонкая штука. Все делается пинцетами, под микроскопами и измеряется в миллиметрах. При этом каждый сосуд и нерв жизненно важен. Теперь я начиталась описаний всяческих опухолей, и кажется, что такое случается со всеми. Зато парадоксально, но меня чуть меньше стали страшить роды 🙂 В нейрохирургии такие сложнейшие операции, с ужасными возможными осложнениями и вероятностями, что роды — через которые проходит почти каждая женщина в мире — кажутся чем-то простым.

Я мало задумывалась, насколько тяжело врачам, особенно хирургам, приходится в жизни. Как пишет Генри Марш, «у каждого хирурга свое маленькое кладбище». Каждая ошибка (а иногда даже и не ошибка, просто не повезло) приводит к неизмеримому горю родственников, искалеченным пациентам, поломанным жизням… Я знаю, что нейрохирурги зарабатывают немало, но я бы ни за какие деньги не согласилась на такую работу. Правда, сам Генри Марш настолько восхищается устройством мозга и проведением операций, что даже несмотря на все ошибки и сожаления, продолжает делать свою работу. И слава богу, что есть такие люди.

Много в этой книге есть и про глупое вмешательство государства в больничные дела, как ни странно, это в чем-то похоже на нашу страну (я думала, что в Европе с этим проще). Бюрократические процедуры и необдуманные законы, которые мешают врачам работать, приводят автора в бешенство прямо на страницах книги, и я не уставала удивляться его взрывному характеру: всегда думала, что хирурги — очень хладнокровные люди.

В целом книга о том, что врачи — тоже люди и могут ошибаться. А часто жизни пациентов зависят даже не от мастерства врача, но и, к сожалению, от случая. Я желаю всем (и себе в том числе) никогда не столкнуться с нейрохирургией, разве что на страницах этой книги, и жить долго, счастливо и умереть во сне в глубокой старости. Пусть статистика против нас, и это случается довольно редко, но можно же помечтать?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *