Что делать, если ребёнок не спит

размещено в: Ребёнок | 0

Мы с мужем часто рассуждаем, что у нас просто чувствительный ребёнок. Это помогает (и помогало) поддерживать веру в себя. Однако где здесь предрасположенность, а где наши ошибки — честно говоря, отделить сложно. Что было бы, если бы мы с самого начала поступали по-другому, знают только все окружающие, знатоки сна чужих детей 🙂 А мы не знаем.

С самого рождения Катюша спала отлично. Первые три недели мы лежали в роддоме из-за некоторых проблем со здоровьем и, конечно, там не разрешалось спать с ребенком на одной кровати. Я, как неопытная мама и опытная отличница, даже и не думала пробовать нарушать запрет. Вставала ночью, кормила, одно время даже взвешивала после кормления (это нужно было для определения, нормально ли ребенок ест), укладывала в кроватку и в полной уверенности, что так и должно быть, ложилась спать, а ребенок как-то там засыпал (или нет, как повезёт).

После трех недель мы наконец вернулись домой, и я, вымотанная после больницы, в первую же ночь положила маленького рядом, чтобы не вставать ночью для кормления. После этого ночь или две клала ее в кроватку, а потом, на фоне постоянного недосыпа и усталости, забила.

Также все продолжалось и с дневным сном. Кладёшь ребенка в коляску или кроватку — полчаса спит, потом просыпается и плачет, уложить дальше не получается. Хотелось хоть немного отдохнуть, хотелось хоть час-полтора спокойного времени. Оставляла на груди, сидела с ней на руках в качающемся кресле с телефоном в руках, сажала в слинг. В кроватке перестали спать совсем.

Так мы дожили до 4 месяцев, когда случилась катастрофа. Ребенок перестал укладываться. Ни укачиванием, ни уговорами, ни грудью. На ночь еще кое-как, днем — через истерику, по часу-два укачиваешь, сходишь с ума. Что делает современная молодежжь (ох уж эта современная молодежь), когда сталкивается с трудностями? Правильно: гуглит. Мы погуглили и узнали о существовании так называемых sleep-консультантов — людей, которые занимаются тем, что учат тебя, как научить своего ребенка спать. Изумившись, кого только не существует на свете, мы сразу же купили несколько консультаций. Консультант нам радостно сообщил, что у нас скачок развития (это когда ребенок осваивает новые навыки, физические или эмоциональные), и проблемы со сном в этом возрасте совершенно нормальны. И даже если мы сейчас научим ребенка самого засыпать и переведем в кроватку, то в 5,5 месяцев все снова сломается из-за следующего скачка развития, поэтому серьезное обучение лучше оставить на 6 месяцев. (Кстати, по поводу скачка развития консультант оказалась права — буквально через несколько дней Катюша начала ползать.) Однако благодаря консультациям ситуацию удалось вернуть на уровень «до 4 месяцев». Мы узнали много умных слов — возрастные нормы бодрствования, «окна» в сон (оптимальное время для укладывания ребенка), признаки усталости, научились их лучше определять — и продолжили укладывать днем на руках, а ночью на груди. Катюша начала снова засыпать более-менее, иногда даже совсем без слёз. Это уже казалось счастьем (как мало нужно для счастья с 4-месячным ребёнком!).

Через 2 месяца мы уже не были столь счастливы, потому что уже устали. Все-таки время шло, Катюша становилась все тяжелее и тяжелее, таскать на руках или в слинге её было все сложнее, а спать ночью рядом с ней изрядно поднадоело (сон очень некрепкий, Катюша постоянно просыпалась, присасывалась к груди, и я порой не высыпалась даже за 10-11 часов ночного сна, ложилась всегда вместе с ребенком, потому что без груди она не спала, итого — ноль свободного времени кроме того, что давал мне муж). Поэтому мы решили сделать второй подход к sleep-консультантам, раз уж нам исполнилось 6 месяцев.

Я нашла онлайн-курс подешевле у другой компании. Мы подумали, что этого будет достаточно, однако из того курса мы вынесли чуть больше, чем ничего. Информация была примерно та же, ничего нового к нашему ребенку не применялось, ситуация оставалась такой же. Месяц или полтора мы пытались освоить курс, а потом обратились к предыдущему sleep-консультанту, которая помогла нам в 4 месяца, с настроем «ну если и она не поможет, то тогда вообще непонятно, что делать» («непонятно, что делать» — это вообще лейтмотив нашей истории).

Этот sleep-консультант предложила нам на выбор две методики — быструю со слезами и медленную, но без слёз. Так как я довольно плохо переношу слёзы Катюши, то я сразу сказала, что лучше медленная. Медленной мы посвятили еще месяц или полтора. В ней нужно было постепенно отказываться от ассоциаций на засыпание (например, укачивать всё медленнее и медленнее, чтобы в конце концов ребенок привык засыпать без укачивания и т.д.). Катюша высказывала своё «фи» на медленную методику тем, что плакала при любых условиях — укачиваешь, не укачиваешь, скачешь, прыгаешь, танцуешь… И такое ощущение, что продолжительность плача определялась где-то в генераторе случайных чисел. Помню, однажды муж укладывал ее, ритмично повторяя слово «тихо-тихо-тихо-тихо-…», потому что ему показалось, что это помогает. Порой укладывание продолжалось до часа, особенно в вечернее время. Наш абсолютный рекорд — два часа.

В результате, мы дошли «до ручки» и согласились на быструю методику. И-и-и… В первый же день Катюша уснула вечером сама в кроватке! Это стоило нам 40 минут плача, но! Укачиванием мы порой укладывали дольше! Быстрая методика сводилась к тому, чтобы поместить ребенка в кроватку и сидеть рядом с ним. Если он встает или садиться — снова укладывать, если плачет — ждать 20 секунд, потом говорить «ааа» 20 секунд (то есть успокаивать голосом), потом снова ждать (чтобы дать ему успокоиться и заснуть самому). Интервалы паузы со временем увеличиваются до минуты. Через пару дней Катюша начала засыпать за пару минут (с плачем и пару раз попытавшись встать). Главная проблема заключалась в том, что ночью она просыпалась от 3 до 12 раз, пыталась встать, иногда много плакала. Она не понимала, что может сама лечь после того, как встала, привыкла, что ее укладывают, когда она встает. И в результате Катюша спала в кроватке, но 10-11 часов ночного сна мне снова хватало впритык. Вечером свободного времени снова не оставалось.

Еще отдельно скажу про дневной сон. Применить эту методику на дневной сон у нас не получилось. Катюша укладывалась нормально, но спала 35 минут — и потом устраивала истерику и никак не хотела спать дальше. Это было очень плохо, она не высыпалась и капризничала, а sleep-консультант ничего не могла посоветовать кроме «подождите, а потом попробуйте еще раз и потерпите хотя бы недельку». Так что дневной сон остался на руках, на груди или в слинге.

В конце сентября, когда Катюше исполнилось 10 месяцев, мы переехали в Калининград. Мои истерические выступления на тему «так больше невозможно жить!» муж выдерживал уже с трудом, и в какой-то момент пришел ко мне со словами «Всё, cry it out». Для тех, кто не в теме, поясню, cry it out — это крайне простая методика, когда ты оставляешь ребенка в кроватке, уходишь и ждёшь, пока он уснет. Эта методика очень хорошо исследована, и доказано, что она не причиняет ни физического, ни морального вреда (разве что родителям). Сторонники теории привязанности могут со мной поспорить, но эта методика научно проверена ГОРАЗДО лучше, чем теория привязанности, как раз потому, что в ней многие сомневаются и критикуют.

Я много сомневалась, но очень, очень хотелось, чтобы Катюша спала нормально, и… через пару дней согласилась (здесь был бы уместен баннер «плохая мать»). Мы выбрали вариацию cry it out — метод Эстивиля, в котором ты, через некоторые интервалы, должен заходить в комнату к ребенку, говорить успокаивающую фразу и снова уходить, чтобы ребёнок не думал, что родители его бросили.

11 октября — дата, которую я теперь навечно сохраню в своем сердце — Катюша первый раз уснула сама в кроватке. Она плакала 40 минут, а потом сама легла и уснула. Ночью она просыпалась всего два раза и засыпала довольно быстро. На второй день она уснула вечером за 20 минут. На третий — за 6 минут. Сейчас она засыпает иногда секунд за 20, иногда — за минуту, в сложные дни — 10-15 минут. Иногда плачет больше, иногда меньше, иногда совсем не плачет (но надо признать, это редко). Причиняем ли мы психологическую травму ребенку, оставляя его каждый раз в кроватке, чтобы он сам уснул? Думаю, не бОльшую, чем когда по часу-два трясли его, укачивая с нервами и истериками.

Теперь ночью ребенок спит с 19 вечера до 6 утра практически не просыпаясь (а если просыпаясь — то обычно засыпает сама). Но Катюшик выразила свой протест единственным доступным ей способом — не поддалась на провокации днём. Укладывалась, но не продлевалась — то есть спали опять по 35 минут. Даже укладывалась не стабильно, один раз была истерика на 2 часа. Мы выдержали в таком режиме 4 дня и сдались. Решили применить на дневный сны предыдущую методику — то есть сидеть рядом с ней и укладывать, когда встаёт. Сработало! С первого раза не удалось, но со второго сон продлился! Видимо, смягчение условий тюремного заключения укладывания, сработало в нужную сторону, ну, или Катюша лучше научилась спать, но хотя бы один сон стал 1,5 часа. К сожалению, продлевать все равно приходится, сидя рядом с ней. То есть первые 35 минут она спит сама, потом нужно прийти, лучше чуть заранее, и когда она начинает просыпаться и вставать, то сразу нужно положить ее обратно, пошишикать, и часто приходится сидеть в комнате до конца сна, иначе она просыпается, если выйти. Зато можно валяться на кровати рядом и просто втыкать в телефон. Это сильно проще, чем держать ее на руках, и есть надежда, что когда-то она сама научится спать и в дневной сон.

Однако (если вы думали, что история закончилась, то еще чуть-чуть), с дневными снами оставалась еще одна проблема — если укладывать мог кто угодно, хоть я, хоть муж, то «продлить» сон получалось только у мужа. То ли от меня пахло молоком, то ли моё присутствие действовало слишком возбуждающе — не знаю. Но мы попытались перевести продление снов на меня, и два дня истерик быстро изменили наше мнение с «надо менять» на «и так сойдет».

Так что теперь Катюша отлично спит ночью с 19 вечера до 6 утра почти не просыпаясь, два раза спит днем в кроватке (один длинный сон 1,5 часа, другой короткий 35 минут), в один из которых последний час муж сидит с ней в комнате. Кажется, ситуация еще не дошла до нормальной, но близка к этому. Через две недели Катюше исполняется год.

Hooray 🙂 Мне казалось, что этого никогда не случится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *